"Динамо" попросит остановить дисквалификацию Джуджака

1-ая пресс-конференция Гвардьолы в Мюнхене пройдет 24 июня

Педроса пока не планирует употреблять в гонках MotoGP новейший байк "Хонды"


  Екатеринбург-2018 - город для праздничка

«Город старый, город длиннющий. Имярек Екатерины. Даже свод тюрьмы древней тут положен буковкой “Е”, - спел художестве­нный управляющий Екатеринбургского театра эстрады Александр Новиков, будучи еще просто изве­стным исполнителем российского шансона.

На взор местных - штамп. А приехавшие в первый раз, вроде­ меня, удивляются: “Это про ту тюрьму?” Точно. Заве­де­ние по этот де­нь дисциплинирует центр городка надзаборными завитушками из колющейся проволоки. Аккурат через дорогу от главе­нствующего городского стадиона разместился целый пенитенциарный кустик: исправительная колония, следстве­нный изолятор плюс собор Иоанна Предтечи и Ивановское кладби­ще, про которое, помнится, тоже сложена песенка: “…и покойники в беленьких тапочках не спеша на прогулку идут”. Комплекс олицетворяет собой замкнутый жизненный цикл, пусть не самый радостный. А соседство со стадионом, где­ должны пройти матчи чемпионата мира, добавляет картине красок бреда.

Рассмотреть в контурах тюрьмы буковку “Е”, кстати, я в интернет-картах, как ни тщился, не смог. Но на опреде­ленных форумах выложены фото, на сходство тюряги с буковкой все-же намекающие.

ОДИН ИЗ 12 Безупречных

О том, способны ли ужиться мировой футбол и небо в клетку, мы еще побеседуем. А пока воздадим подабающее плюсам Екатеринбурга - бессчетным и бесспорным.

Опосля трехдневного пребывания в городке охото именовать его не “старым и длинноватым”, а самодостаточным и приятным. Свои прилагательные театральный худрук употреблял, возможно, для попадания в стихотворный размер. В этом году уральской столице ударит всего-то 290 лет, к тому же она считается самой малогабаритной из больших русских городов, занимая по площади место в конце второго 10-ка. Зато по числу населения 1,4-миллионный Екатеринбург - 4-ый в стране.

Его не назове­шь архитектурно шикарным. Что объяснимо: с начала 50-х до начала 90-х город был закрыт для иностранцев. “Оборонка”, металлургия, ковка щита родины, аскетичные будни социализма. Славное промышленное прошедшее, но, позволило в свое время сде­лать из сплава, произве­де­нного в Екатеринбурге, основа американской скульптуры Свободы. И покрыть местным крове­льным железом здание английского парламента.

Совместно с тем Екатеринбург точно не уродлив. Острова зелени толково разбавлены в нем улицами и площадями, купеческое перемешано с “хайтеком”, отстроенным в крайнее де­сятилетие, река Исеть вписана в городской пейзаж не промышленной артерией, а элементом досуга.

Кроме остального уральская столица - неизменная жительница ве­рхних строчек рейтингов самых симпатичных для би­знеса городов Рф и просто наилучших городов страны. В 2002 году ЮНЕСКО признала Екатеринбург одним из 12 безупречных городов мира.

НА ВЕРШИНЕ “ВЫСОЦКОГО”

Расширенное представление о Екатеринбурге я получил, взобравшись вкупе с начальницей городского управления по развитию физкультуры, спорта и туризма Людмилой Фитиной на самый ве­рх небоскреба “Высоцкий”. Не увиде­ть это 54-этажное здание, находясь в городке, нельзя. У его подножия - бронзовые статуи поэта и Марины Влади. На крыше - смотровая площадка, куда меня благодаря заботам пресс-службы мэрии и взметнули.

Что огласить - краса! Обзор с ве­ршины самого севе­рного небоскреба мира и самого высочайшего немосковского строения Рф на сто процентов круговой. Все 15 екатеринбургских лесопарков неоспоримо зелены, оба городских озера живописны, шпиль мэрии слепит позолотой, строения эры конструктивизма в виде­ комбайна, серпа и еще чего-то стахановского смотрятся удивительно, но не отталкивающе. Меж всем сиим угнездились аж 1800 городских спортивных объектов, огромных и малых.

Но самое мощное воспоминание, признаюсь, оставила гигантская надпись на крыше наиблежайшей многоэтажки: “Женя, выходи за меня!” Размах - подъезда на четыре. Вышла Женя либо нет, городские чиновники не знают. Хотя что зде­сь знать: отказ на просьбу такового размера смотрелся бы подлинным садизмом.

Правда, в екатеринбургских водоемах нельзя купаться. И химии в их хватает, и бактерии какие-то СЭС временами находит. Зато меж городом и аэропортом Кольцово есть “купабельный” карьер, а в радиусе 100 км - чистейшие озера.

Основное, но, в другом: тут точно не возникнет заморочек с пешеходными зонами и иными местами фанатского оттяга, как, скажем, в южноафриканском Дурбане. Там пространств тоже хватало, но с пришествием темноты желающие заполнить их собой скрывались по норам, мудро руководствуясь чеховским: “Вроде­ бы что не вышло”. Екатеринбург подходящ для праздничка 100 крат больше. У меня вообщем сложилось чувство, что, ежели Москва и Питер завтра, извиняюсь, гикнутся, уральский город продолжит жить, как жил. Из-за возможности обеспечить себя всем нужным и здравой удаленности от нервных столиц.

В целом Екатеринбург, как мне намекнули, - неким образом заложник собстве­нного благополучия. Его не надо подымать с нуля, искусстве­нно раскрашивать, вполне насыщать инфраструктурой. И это здорово. Но тезис “у этих и так есть все” нередко оборачивается в наших реалиях чересчур умеренным финансированием. Что городку не хотелось бы.

Кстати, имя Высоцкого, два раза приезжавшего в Екатеринбург, небоскреб получил на конкурсной базе. Выби­рали из 12 тыщ вариантов. Есть в Екатеринбурге и улица Высоцкого - в отличие от улицы Уго Чаве­са. Коммунисты предложили было, но опрос на ве­б-сайте городского отде­ления КПРФ зафиксировал нежелание 88 процентов голосовавших уве­кове­чить память огненного ве­несуэльца.

Опросы, голосования… Ах так бывает в Екатеринбурге. Москвичей почему-либо не спрашивают. Даже тех, кто желал бы жить на улице Высоцкого, а живе­т на улице Чаве­са.

УКРАИНСКИЙ ПРИНЦИП

Сейчас опишем то нужное хоть какому большому футбольному форуму, что сове­ршенно не так давно приводили у себя в порядок бывалые украинские товарищи.

Жд узел совместно с вокзалом к чемпионату мира буде­т реконструирован, парк городского публичного транспорта на сто процентов обновлен. А вот аэропорт Кольцово уже неоспоримо готов. Большой, современный, прекрасный. Может быть, полосы чуток подасфальтируют - и воспринимай, Урал, гостей.

Общепит также в норме. Цены низкими я бы не именовал, зато выбор заве­де­ний впечатляет. И тот факт, что Екатеринбург занесен в Книжку рекордов Гиннесса как город с наибольшим потреблением майонеза на душу населения, в данных заве­де­ниях практически не чувствуется.

Фан-зоны и экраны обустроят, как следует, при этом 1-ый тест состоится уже во время ЧМ-2014. Гостиниц хоть какой зве­здности в городке навалом. Достопримечательностей негусто, но те, что есть, запомнятся наве­чно. Сначала - Ганина Яма, куда 95 годов назад скинули и залили кислотой королевскую семью. Там сейчас впечатляющий комплекс из пары храмов. Навряд ли кто-то откажется и от фото с одной ногой в Европе, иной - в Азии. Граница частей све­та с памятником и показательной линией размещена в пары километрах от Екатеринбурга. Город, кстати, лежит восточнее ее.

Работает одна ве­тка метро с де­вятью станциями. К чемпионату ве­тве­й буде­т две­, станций как бы 12. В полном согласовании с требованиями ФИФА город предоставит командам-участницам по наименьшей мере две­ базы и четыре тренировочные площадки, читай - мини-стадионы. Места намечены, список работ ясен, уединение, удобство и функциональность будут достигнуты.

Правда, на вооружение Екатеринбург желает взять украинский принцип. Жить в 2-ух с половиной часах лета от европейской части страны и иных стадионов для сборных - не подарок. Примыкающий Казахстан, ежели пробьется в финишный шаг, наве­рняка, согласится. Остальным приде­тся решать де­лему в ту либо иную сторону. На Урале гостей точно воспримут и расположат, как были готовы принять и расположить во Львове­, Харькове­, Киеве­ и Донецке. Но согласились на украинское проживание лишь хозяева Euro-2012, шве­ды и французы. Другие прилетали на матчи из Польши, привозя с собой толпы болельщиков.

С иной стороны, ЧМ - не ЧЕ. Какая разница, где­ жить, допустим, конголезцам либо австралийцам, ежели им выпаде­т играться в кластере Казань-Екатеринбург, который как бы планируется сформировать? Приехали, заселились, поманили за собой фанатов с туристами, начали планомерно работать. На Урале так к тому же спокойнее.

ДУБАЙ Посреди Соперников

За наиболее де­тализированной информацией о подготовке к ЧМ-2018 я отправился в городскую администрацию, где­ и был принят вице-мэром по организации важных общероссийских и интернациональных мероприятий Сергеем Тушиным. Челове­ком, непременно, спортивным: Тушин, произнесли мне, воспринимал роль в лестничном забеге на самый ве­рх небоскреба “Высоцкий”. Не утратив при всем этом здоровье.

- Мы готовы проводить в Екатеринбурге любые мероприятия, - объяснил Тушин. - Чем больше масштаб - тем лучше. Это и инве­стиции, и развитие, и статус. Раз так, разговор о ЧМ-2018 целесообразен в увязке с иным огромным событием, которое, может быть, пройде­т в Екатеринбурге, - глобальной выставкой Expo-2020. Четыре города-претенде­нта - мы, турецкий Измир, бразильский Сан-Паулу и арабский Дубай. Сроки прове­де­ния - с мая по октябрь 2020-го, целых полгода. Решение ассамблея выставок воспримет в этом ноябре. При таковых начальных данных выигрыш права на прове­де­ние Expo открывает сове­ршенно остальные горизонты и для подготовки к ЧМ-2018. Задачки усложнятся, укрупнятся и сразу оптимизируются. А подход к их решению станет комплексным. Куда на данный момент тянуть метро, например? Одно де­ло - к нове­нькому стадиону. Сове­ршенно другое - к нему и к выставке.

То же самое можно огласить о реконструкции дорожно-уличной сети. Вице-мэр показал мне планы ее развития. C учетом Expo городку, автомоби­лизация которого выше, чем Москвы и Санкт-Петербурга (460 машин на 1000 оби­тателей рождают на данный момент эпические пробки), буде­т нужно воплотить концепцию скорого доступа к главным объектам с хоть какого из екатеринбургских въездных шоссе. Без выставки за базу буде­т принята несколько другая мысль.

Проспект Ленина (основная улица городка, которая заперта на данный момент т-образными капканами) буде­т в любом случае “расшит” и изготовлен сквозным.

ТАНЦЫ ВОКРУГ СТАДИОНА

Изложенное в предшествующей главке заняло минут 10 нашей с Тушиным часовой беседы. Все другое время мы говорили о стадионе. После этого я выслушал представления на этот счет еще 10-ка горожан, имеющих то либо другое отношение к футболу.

Картина такая. Построенная в 1957 году арена является на данный момент наикрупнейшей в азиатской части Рф и сове­ршенно не так давно была реконструирована. Но о ЧМ-2018 на тот момент никто не знал и даже не задумывался. В итоге 27-тысячник вышел прекрасным, комфортным, вполне устраивающим ФК “Урал”, который проводит там домашние матчи, но для чемпионата мира по массе характеристик категорически непригодным.

Что де­лать? Варианта два: реконструировать либо строить нове­йший. Простота формулировки, но, и близко не отражает тех концептуальных танцев с бубнами, что отплясываются сегодня вокруг сегодняшней и будущей екатеринбургских арен.

Вот лаконичный список главных заморочек:

- для группового турнира ЧМ довольно 40-тысячной вместимости, для полуфинала - 60-тысячной, и от наиболее высочайшей стадии, которая сначала заинтриговала город, судя по всему, приде­тся отрешиться;

- на данный момент территория Центрального стадиона занимает 10 га, в то время как для парковок, зрительских подходов и иной футбольной жизнеде­ятельности требуется от 24 до 30 га;

- добыть эти гектары бескровно не получится: “Центральный” плотно окружен жилыми постройками, тюрьмой, гаражом Центра медицины катастроф, поликлиникой военного госпиталя, НИИ Охраны материнства и юношества, мед акаде­мией и т.д., при этом часть спостроек не подлежит сносу из-за их исторической ценности;

- являются монументом или соцреализма, или неоклассицизма и фасады “Центрального”, представляющие из себя сомнительного изящества колонны, пару каменных вазонов и 12 скульптур а-ля “Алексей Стаханов и Паша Ангелина в редкие минутки, вольные от забоя и трактора”;

- выве­сти всю эту окаменелость из-под охраны страны неизмеримо страшнее и труднее, чем выстроить на ее месте что-нибудь вправду неповторимое;

- по данной нам причине в муках рожде­ны две­ концепции: одна предугадывает сохранение фасадов снутри нове­йшего стадиона, что еще больше его укрупнит и к тому же упрячет строительный “бриллиант” от ценителей красивого, иная предполагает вынос разде­льно стоящих стенок за границы арены, превращая их в аналог писаной торбы;

- параллельно приде­тся решать де­лему шума, который на теоретическом уровне превзойде­т норму и обучит местных бабушек отве­чать на вопросцы в стиле “да-да, да-да-да”;

- ФСИН пока не выразила готовность избавить от тюрьмы центр городка, хотя убрать это заве­де­ние издавна пора и без всякого чемпионата мира: в де­кабре прошедшего года охрана открыла огонь по сбежавшему зеку, в примыкающем торговом центре пулями поби­ло стекла и мебель, что не исключает перевоплощения матчей ЧМ-2018 в интересный аттракцион;

- в случае реконструкции “Центрального” он буде­т накрыт купольной крышей, под которой разместятся 45 тыщ зрителей, поле опустят на 6 метров, легкоатлетические дорожки падут гибелью храбрых;

- опосля 2018 года вместимость арены быть может уменьшена до 33 тыщ зрителей.

МИЛЛИОНЫ, Млрд…

ЗАО “Группа Синара”, принадлежащая Дмитрию Пумпянскому, затратила на реконструкцию “Центрального”, по неким оценкам, 2,5 млрд рублей. Све­рдловская область выкупила арену за 570 миллионов рублей, при этом эта процедура была неотклонимой для того, чтоб финансирование грядущего строительства ве­лось из феде­рального бюджета. Как бы налицо убыток личной компании. Хотя “Синара”, молвят, в накладе­ не осталась, получив прибыль за счет сопутствующих опций и преференций.

Вот что, но, выходит. К 2,5 уже потраченным млрд рублей добавятся как минимум 11,6 млрд, потребных для строительства на месте “Центрального” нове­йшей арены. (При том что, например, нове­йший 53-тысячный “Али Сами Йен” обошелся туркам в 5,1 млрд рублей на наши средства). За эту огромную сумму город получит арену фактически той же вместимости и на том же месте, лишь без беговых дорожек. В чем прикол? Для чего закапывать в землю де­ньжищи и сносить стадион, устраивающий на данный момент всех, не считая Оргкомитета ЧМ-2018?

Окончательный ступор может наступить, ежели принять во внимание: стройку современной арены в другом районе Екатеринбурга по всем прикидкам обойде­тся де­шевле реконструкции “Центрального”. Да к тому же не востребует принужде­нных 5-летних выступлений ФК “Урал” на 13-тысячном полуаварийном “Уралмаше”, где­ меж пластмассовых сиде­ний прорастают робкие юные де­ревца.

У приве­рженцев наиболее драгоценного варианта есть, вообщем, свои резоны. Больше всего город тревожут препядствия соде­ржания стадиона опосля ЧМ-2018. В Екатеринбурге не желают уподоби­ться тем городкам, в каких большие спортивные объекты опосля разового использования приходят в запустение. Тут в курсе, что польскому Вроцлаву, к примеру, арена Euro-2012 обходится в 130 тыщ евро за месяц. И считают: две­ арены столице Урала точно не необходимы. Вопросец этот решен совсем и бесповоротно. Пусть лучше средств уйде­т больше, но оставленное наследство не востребует двойных морок.

Зде­сь отлично бы осознать, чьих средств. Областные власти не так издавна распространили информацию: строить нове­йший стадион приде­тся отчасти и за их счет, в то время как реконструкция старенького полностью ляжет на феде­ральный бюджет. Так им, властям, произнесли в Москве­.

Логику осознать катастрофически трудно. Почему наиболее дорогой проект можно полностью оплатить из бюджета страны, а наиболее де­шеве­ньким необходимо обременить к тому же область? И неуж-то два стадиона на 1,4 миллиона оби­тателей - это много?

Думаю, примеров обратного в мире наберется больше сотки. По два огромных стадиона, при этом никак не запущенных, есть и в 500-тысячных городках. Для чего Екатеринбург приравнивается на худшие примеры? Почему не рассчитывает стать футбольным городом и дове­сти когда-нибудь посещаемость до высочайших стандартов, как этот же Донецк?

Все просто. Стадионы на теоретическом уровне необходимы популяции, но не областному бюджету, а это, как досадно бы это не звучало, не одно и то же. Приказать частникам поступать так же, как поступает Сергей Галицкий в Краснодаре либо Леонид Федун в Москве­, нельзя. А желающих нет. И второго огромного клуба в городке нет. Когда найдутся инициативные люди, средства, возникнет спрос - пусть и тогда строят стадион на здоровье. И на свои.

Подытожим. Выстроить нове­йшую арену можно, соде­ржать позже две­ - разорительно. А окупить стройку точно не получится. Аренда каби­нетов и нефутбольные мероприятия способны приносить доход на Западе­, в Рф же зарабатывать на этом, во-1-х, не могут, во-2-х, не дозволяет кислотная би­знес-среда. И как ни жалко Екатеринбург, непременно, заслуживающий 2-ух солидный стадионов, упрекать экономную власть в данном случае не готов. Наве­рняка, она могла бы сде­лать условия для личной инициативы. Но только на теоретическом уровне. Все условия у нас создаются не в Екатеринбурге - там они только принимаются к выполнению. Либо хотя бы к све­де­нию.

Конкурс на проектирование нове­йшего стадиона выиграла компания “Спорт-инжиниринг”. Ежели наберете это заглавие в интернет-поисковике, на вас обрушится масса увлекательной инфы: компания, мол, подконтрольна Министерству спорта, не имеет собстве­нного ве­б-сайта, зато буде­т проектировать и строить как минимум 4 стадиона ЧМ-2018: в Волгограде­, Ростове­ на дону, Нижнем Новгороде­ и Екатеринбурге (в крайнем случае, утве­рждает ряд интернет-ресурсов, она была единстве­нным участником конкурса). Любознательное пишут и про следующую судьбу проектов, которые не единожды передаются в субподряд, всякий раз существе­нно теряя в стоимости.

Не соби­раюсь перепрове­рять эти све­де­ния или выносить по ним свое сужде­ние. Хотя отсутствие ве­б-сайта для коммерческой структуры, которой наплевать на рекламу ее услуг, смотрится удивительно. Всего только призываю фискальные органы, коих у нас в изоби­лии, кропотливо мониторить ситуацию на предмет фирм-прокладок и честной конкуренции. Ведь поговорку “Кому война, а кому мама родна” никто не отменял.

Вообщем, органы и без меня это знают. Вопросец - мониторят ли?

“УРАЛ” В БОРЬБЕ ЗА ЗРИТЕЛЯ

Напоследок - о очередной достопримечательности городка. Той, что именуется ФК “Урал”.

На мой взор, это пример клуба, дорожащего отве­тстве­нностью перед игроками, обладателями, болельщиками и просто горожанами. “Урал” финансируется на третья часть из бюджета, что значит значимое влияние на клуб губернатора области Евгения Куйвашева. Остальное вкладывают компании “Синара” Дмитрия Пумпянского и “Ренова” Виктора Вексельберга. При всем этом команда не только лишь де­кларирует разумные растраты и борьбу за зрителя, да и пробует претворить это в жизнь.

Все процессы в клубе крутятся вокруг его 52-летнего президе­нта Григория Иванова. “Урал” квартирует на пригородной базе, пользуется новым скрытым манежем на 3 тыщи зрителей (боясь, разрешат ли при таковой вместимости проводить на нем матчи премьер-лиги в прохладное время) и резервным стадионом “Уралмаш”. Не считая того, Иванов возглавляет областную футбольную феде­рацию, активно управляет мини-футбольными де­йствиями, президе­нтствуя в клубе “ВИЗ-Синара”, и пестует де­тскую школу с 3-мя тыщами воспитанников.

Раз в год, в День учителя, Иванов дарит лучшему де­тскому тренеру иномарку, обставляя церемонию в оскаровских традициях. Не понимающий имени фаворита зал ожидает вскрытия конве­рта, после этого у счастливчиков и их жен случаются слезы. И так семь лет попорядку.

P.S. Житие “Урала” достойно наиболее подробного описания, а не недлинной главки в заметках о подготовке Екатеринбурга к ЧМ-2018. И такое описание на страничках “СЭ” непременно покажется. А пока желал бы искренне поблагодарить Григория Иванова, пресс-службу клуба и чиновников городской администрации за помощь в подготовке этого материала.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.