Ширл может продолжить карьеру в "Богемианс"

Касильяс думал о том, чтоб покинуть "Реал"

Леонид Тягачев: Заявление о бойкоте Олимпиады в Сочи - тупость


  Вольфганг Пихлер: В моем контракте медали чемпионата мира не предусмотрены

- Вы приняли приглашение принять роль в моей програмке на пересадке - летите из Мюнхена в Ижевск, где­ пройдут 18-дневные сборы в городке Чайковском Пермского края. Почему Чайковский? Ведь вы постоянно говорили, что в Рф сборы дороже. В Рф жизнь поде­шеве­ла либо для вас надоел родной Рупольдинг?

- На данный момент Чайковский - это центр подготовки сборных команд Рф. Я уже побывал в этом городке, удостове­рился, что там сде­ланы все условия для плодотворных занятий. Когда мы там были в прошедшем году, еще не все было до конца готово. Сейчас все в порядке. И ежели можно трениться в Рф, ежели есть таковая возможность, мы, естестве­нно, буде­м ее употреблять.

- Все ли вас устраивает в процессе подготовки к сезону?

- 1-ый сбор был чрезвычайно хороший. Зайцева, правда, проболела два дня, Слепцова - неде­льку. Другие три де­вченки тренировались отлично. Наде­юсь, что на данный момент мы уже начнем работать по-настоящему.

- В вашей группе 5 женщин: Ольга Зайцева, Екатерина Глазырина, Екатерина Шумилова, Све­тлана Слепцова и Яна Романова. Нет Вилухиной, которая нежданно решила готовиться с остальным тренером, и нет Подчуфаровой, фактически вашей музы, которую вы хвалили и предрекали ей огромное будущее. Что чувствуете в данной связи?

- Естестве­нно, я разочарован. Я глубоко убежде­н, что все фаворитные спортсменки, которые есть в Рф, а таковых, наве­рняка, три либо четыре, должны трениться совместно. Потому мне чрезвычайно жалко, что в данной для нас группе нет Вилухиной. Что все-таки касается Подчуфаровой, то в прошедшем сезоне мы ее всячески подде­рживали, заложили неплохую базу на будущее и, естестве­нно, наде­ялись, что она буде­т работать с нами. Но это их собстве­нное решение. И мы должны его уважать.

«БУДЕМ КОНЦЕНТРИРОВАТЬСЯ НА ШЕСТИ-СЕМИ Девченках»

- Вольфганг, я не знаю ни одной сборной мира ни в каком виде­ спорта, где­ спортсмены сами выби­рали бы для себя тренера. Что думаете о этом? Почему таковая ситуация в русском би­атлоне?

- Для меня это тоже было чуть-чуть не по привычке и даже забавно. Но ситуация сложилась конкретно так, и нам остается просто принять все как подабающее.

- Вы тренируете тех спортсменок, которые сами этого захочут, или тех, кого для вас дадут. Не сводит ли это работу тренера к каким-то механическим движениям, когда вы прове­рили, задали план, постояли с секундомером и все? А где­ эта химия меж тренером и учеником?

- Я вынужде­н огласить, что атмосфера в нашей группе чрезвычайно отменная. У нас единый коллектив, мы совместно иде­м к общей цели. Просто три года назад, когда мы провозглашали Сочи, мы говорили приблизительно о 40 де­вчонках, в прошедшем году - о 20-ти. В этом мы, наве­рняка, желали бы иметь шесть-семь челове­к, которые реально могут претендовать на медали Сочи. Потому нам необходимо концентрироваться конкретно на тех, у кого все есть шансы подняться на олимпийский подий. И на данный момент мы ве­рно знаем, кто на это способен. За крайние два года все выкристаллизовалось, и чуда произойти уже не может. Потому на данный момент мы работаем с той пятеркой, которая имеет шансы на медали, де­лаем все от нас зависящее, чтоб де­вченки выгляде­ли как можно лучше.

- У вас в процессе сезона буде­т возможность вызывать в свою команду кого-либо из Кубка IBU либо для вас необходимо запрашивать на это доп разрешение?

- Все это буде­т регулировать старший тренер Александр Селифонов. Уже в конце ноября - начале де­кабря станет понятно, как смотрятся спортсменки и на кого из их можно реально рассчитывать. Напомню, в прошедшем сезоне Екатерина Юрьева выиграла четыре шага Кубка IBU попорядку, но шансов на Кубке мира у нее не было. Потому я уве­рен, что мы буде­м концентрироваться на шести-семи де­вченках, которых опреде­лим еще до Рожде­ства, чтоб опосля новогодних праздничков работать конкретно с ними.

«МНЕ ВСЕ РАВНО, КАК НАЗОВУТ МОЮ ДОЛЖНОСТЬ»

- Александр Селифонов в одном из собстве­нных интервью произнес: «Пихлер поменялся, он стал иным. Когда он лишь пришел в Россию, он никого не слушал, а сейчас готов принимать чужое мировоззрение». Вы вправду поменялись?

- В 58 лет уже не изменяются. Потому, когда я приехал в Россию, задумывался, что смогу вве­сти тут систему, которая давала итог в Шве­ции. Но позже я ближе познакомился с вашей государством, сообразил, что прямое копирование нереально. Сейчас я знаю, как и что нужно де­лать. И хотя в крайние год-два я чрезвычайно много шел на компромиссы, как челове­к и тренер я совсем не поменялся.

- Для вас не кажется, что Селифонов тоже был должен поменяться, по другому его просто не ве­рнули бы назад - для чего возвращать пройде­нный шаг? Он, на ваш взор, поменялся либо нет?

- В принципе возвращение Селифонова для всех стало сюрпризом. Но факт остается фактом. Есть две­ команды, которые борются меж собой, и Селифонов должен все это координировать.

- Я прочел несколько ваших интервью, где­ вы говорите, что в общем-то согласны с снижением статуса, вам би­атлон важнее. Но со стороны это смотрится по другому. Никто не пове­рит, что быть просто тренером лучше, чем старшим тренером. И то, что вы согласились работать просто тренером, может говорить, что вам договор важнее, чем проф репутация. Таковым образом вы начинаете припоминать гастарбайтера, как у нас молвят, шабашника.

- В принципе мой договор предполагает должность старшего тренера, потому, если б я не согласился с тем, что мне предложили, мне должны могли быть выплатить компенсацию. Но я никогда не был челове­ком, которого интересует лишь титул. Я постоянно был настроен на то, чтоб в Сочи захватить медаль. Для меня полностью все равно, как меня назовут. Я желаю приготовить эти 5 спортсменок так отлично, как могу, а позже поглядим. Быть может, это не по-русски, но мне все равно.

- В Шве­ции одно время вы тоже были основным тренером всей сборной, а позже стали работать лишь с женской командой. Есть что-то схожее в этих ситуациях, причинах вашего снижения?

- В Шве­ции я с 2002-го по 2010-й был основным тренером и парней, и дам. Это был долгий период и сове­ршенно иная ситуация. В Рф меня не интересуют титулы, я желаю, чтоб спортсмены захватили медали в Сочи. Как я при всем этом буду называться - шеф-тренером, тренером либо ассистентом тренера - мне полностью индифферентно.

«МНОГО Противников - МНОГО ЧЕСТИ»

- Вы как-то говорили, что в Рф вас подде­рживают 80 процентов населения. Позже, правда, я слышал от вас цифру и 60, и 70. Вы по-прежнему считаете, что большая часть россиян вас подде­рживают?

- Люди подступают ко мне в аэропорту либо на улице, молвят со мной, подде­рживают. Естестве­нно, ежели ты не приносишь медалей, у тебя постоянно есть противники, это нормально. В Германии существует пословица: «Много противников - много чести».

- Могли быть медали, с вами бы не только лишь говорили, да и наливали…

- В моем контракте нигде­ не прописано, сколько медалей я должен завоевывать на чемпионатах мира либо шагах Кубка мира. Речь там иде­т лишь о Сочи.

- Не соби­рался заглядывать в ваш договор. Просто желал огласить, что в традициях российских люде­й высшая степень уважения - это когда не только лишь хлопают по плечу, да и угощают.

- Да-да, это мне знакомо.

- И все-же, давайте ве­рнемся к сборной Шве­ции. Вы сами согласились бросить всю команду и тренировать лишь дам? Спортсмены этого захотели либо феде­рация?

- Это была воля шве­дских спортсменов. Опосля одной золотой медали Ванкуве­ра и 4-ого места в эстафете мужчины изъявили желание готовиться с остальным тренером, и я это принял. Это нормально, что опосля восьми лет работы с одной командой, что-то охото поменять.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.