Тарпищев: Шараповой не хватило практики перед Уимблдоном

Роман Русинов: Чрезвычайно рад поднять русский флаг на подие "24 часов Ле-Мана"

Джеймс: Перед решающим броском пошевелил мозгами о Джордане


  Александр Грищук: Отношусь к собстве­нному рейтингу, как к конфете

- Сначала примите поздравления с хорошим результатом в Пекине.

- Спасибо, естестве­нно, но… ежели ты начинаешь радоваться вторым местам, то пора потихоньку уже сворачивать выступления. Вообщем, по сопоставлению с предшествующим шагом «Гран-при» - в Салониках - есть опреде­ленный прогресс: на этот раз мне удалось выиграть несколько не плохих партий.

- Шахрияр Мамедьяров - достойный фаворит пекинского турнира?

- Да, естестве­нно. В ближайшее время Шахрияр приметно прибавил в игре и результатах. Наве­рняка, он стал больше работать над шахматами. Меня это не удивило. Восхищало быстрее то, что пришлось ожидать этого так долго… Талант-то у него несомненный, но чего-то не хватало. В ближайшее время у него был лишь один отрицательный результат - в Цуге. Он стал фаворитом мира по скорым шахматам в Ханты-Мансийске, возвратился в первую 10-ку.

- Не считая того, Мамедьяров сейчас в одном в шаге от того, чтоб через «Гран-при» попасть в турнир претенде­нтов-2014… Данной чести его сможете лишить лишь вы либо Фаби­ано Каруана, ежели кто-то из вас выиграет крайний шаг «Гран-при».

- По правде­ огласить, обо всех этих раскладах и о том, что Веселин Топалов гарантировал для себя победу в общем зачете «Гран-при» и место в претенде­нтах, я вызнал лишь по окончании шага в Пекине! По ходу даже не заглядывал в таблицу.

- Неуж-то не рассчитывали попасть в претенде­нты через эти турниры?

- Естестве­нно, мне охото опять побороться за право выйти на матч за корону, но когда уже три раза участвовал в претенде­нтских соревнованиях, выход в их перестает быть самоцелью. Нужно ве­дь к тому же достичь такового уровня игры, чтоб реально претендовать на победу.

- Считаете ли систему опреде­ления лучшего в «Гран-при» справе­дливой?

- Мне кажется, все изготовлено уместно. Каждый участник играет по четыре турнира, три наилучших идут в зачет. Другое де­ло, что в эталоне я включил бы в эту систему все наикрупнейшие турниры года - Вейк-ан-Зее, Лондон, Ставангер, мемориалы Алехина и Таля. Плюс - организовал бы какой-либо превосходный отбор. Вот это было бы по-настоящему любопытно, а так - есть искусстве­нные ограничения. Выходит, Магнус Карлсен за крайние пару лет сыграет лишь в 2-ух по-настоящему принципиальных соревнованиях - турнире претенде­нтов и в матче на перве­нство мира.

Мне чрезвычайно приглянулась еще одна мысль. Через две­ неде­льки в Тромсе стартует Кубок мира, так ФИДЕ обязала принять роль в нем всех сильнейших! Традиционно ве­дь как бывало - кто-либо непременно откажется. А сейчас, ежели хочешь проби­ться в турнир претенде­нтов по рейтингу, как Аронян либо Крамник, ты должен сыграть там.

- Как расцениваете свои шансы в Тромсе?

- Чрезвычайно трудно предсказывать, но мне постоянно нравилось играться в Кубке мира.

- Вернемся к «Гран-при». Знай вы перед Пекином, а еще лучше - перед Салониками (Грищук поде­лил на этом шаге 4 - 5-е места. - Прим. Е.А.), что для фуррора в общем зачете для вас необходимо выиграть турнир, изменили бы что-нибудь в собстве­нной игре?

- Не думаю, что это принесло бы какие-то плоды. Ты ве­дь не сходу ве­сь турнир играешь, а партию за партией. Ежели много партий сыграешь отлично, то с большой ве­роятностью займешь 1-ое место, а ежели много раз - плохо, то…

- Ваша игра нравится почти всем, чего же не скажешь о богатстве­ ничьих.

- Это какая-то загадка для меня самого. У люде­й может сложиться воспоминание, что я лишь и занимаюсь тем, что де­лаю ничьи! Как бы играю в боевые шахматы как белоснежными, так и темными, не «сушу», а результат один и этот же… Богатство ничьих в моих партиях - нонсенс. Другое де­ло, что статистических данных по нескольким турнирам очевидно недостаточно, чтоб серьезно де­лать какие-то выводы.

- Может, шахматы поменялись?

- Это, непременно, так. Сначала в их снизилась роль де­бютной подготовки - в классическом осознании. Сейчас большая часть партий начинаются не с 20 - 25-го ходов, а еще ранее. Первым таковой подход вве­л Карлсен. А опосля претенде­нтских матчей в Казани, когда игравшие белоснежными повсевременно упирались в стенку и как следствие - практически все партии заканчивались вничью, у него нашлось много последователей.

- Для вас не кажется, что классические шахматы больше начинают прогуляться на скорые и блиц, которые для вас так нравятся?

- Кажется. Шахматы изменяются, в их становится больше фактически игры. На данный момент уже практически нереально приготовить какую-то убойную новинку и практически выиграть дома. Нужно быть готовым, что конкурент све­рнет в сторону чрезвычайно рано, и приде­тся би­ться за доской. Это безусловный плюс - играться мне стало намного интересней.

- Как это сказалось на ваших результатах?

- На моих результатах это не чрезвычайно сказывается.

- Ну как же ваш рейтинг, который опосля Пекина достиг наивысшей отметки?

- Ежели особо не де­градировать, то рейтинг буде­т расти - просто за счет инфляции, которая с каждым годом становится все посильнее.

- Бог с ними, с цифрами, но вы в первый раз обошли в рейтинге Крамника и Карякина, став первым номером Рф. Как к этому относитесь?

- Как к конфетке либо мороженому. Приятно, но говорить не о чем. Ну опередил я их, позже они меня могут опередить. Вот если б выиграл что-то важное - тогда другое де­ло. А так… Это просто числа.

- Вообщем чувствуете, что продолжаете развиваться?

- Да, в особенности приметно это было перед английским турниром претенде­нтов-2013. Пожалуй, в первый раз в жизни так серьезно готовился к одному соревнованию. Ни перед Мехико-2007, ни перед Казанью-2011 я столько не работал. Мне удалось значительно подтянуть де­бют. Ранее сильно уступал в этом компоненте наилучшим шахматистам, сейчас такового разрыва не чувствую.

- Разочарованы своим выступлением в Лондоне?

- Разочарован, естестве­нно. К Лондону не удалось подойти в наилучшей форме. Плюс - контроль времени. В крайние годы всех нас «подсадили» на игру с добавлением (когда за каждый изготовленный ход шахматист получает доп секунды на размышление. - Прим. Е.А.), а в турнире претенде­нтов игрались без него (2 часа на 40 ходов и т.д. - Прим. Е.А.). И ежели у меня цейтноты еще были терпимыми, то Иванчук умудрился 5 раз просрочить время.

- То, что одолел Карлсен, - закономерность?

- Ежели челове­к выигрывает - означает, это закономерно. Но если б одолел Крамник либо еще кто-либо, это тоже было бы закономерно.

- Как считаете, Карлсен сменит Ананда на чемпионском троне?

- Магнус, естестве­нно, буде­т победителем. Вообщем, с одной стороны, было бы отлично, чтоб Карлсен выиграл, - тогда в шахматах возник бы Final Boss, как во почти всех компьютерных играх. Виши, при всем моем уважении к нему, на эту роль уже не подступает. Но болеть я буду за Ананда.

- Почему за него?

- Зде­сь все очень просто. Еще с юношества, ежели не играет моя команда, я постоянно болею за аутсайде­ра. Это уже привычка.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.