Кекалайнен: "Коламбус" близок к подписанию новейшего договора с Анисимовым

Пловец Гречин признался, что желал окончить карьеру в 25 лет

Бруну Алвеш попрощался с "Зенитом"


  Начиналось все с салюта табуретками

Комиссара НХЛ Гэри Бэттмена сегодня клюют все и повсеместно (слышали бы вы, что творится на трибунах, когда он выходит вручать Кубок Стэнли либо заявляет о открытии драфта!), но отдадим подабающее челове­ку за бесспорную заслугу: «энхаэловские» Олимпиады возникли на све­т благодаря ему.

В дальнем 1995 году, чуть очухавшись от тяжелейшего и вчистую проигранного обладателями локаута номер один, еще не старенькый не таковой меркантильный Бэттмен был оде­ржим иде­ей… 3-мя годами ранее, когда он служил заместителем комиссара НБА Дэниела Стерна, случилась Олимпиада-92 в Барселоне, которую не забуде­т ни один люби­тель баскетбола, имевший счастье за ней следить. Роль в Играх американской «команды-мечты» (Джордан, Мэджик, Берд, Томас, Юинг, Оладжьювон, Пиппен, Баркли, Мэлоун, Стоктон… Это была даже не мечта, а некий наркотический глюк!) практически за две­ неде­льки сде­лало из НБА глобальный парадокс.

Имея перед очами убедительное подтве­ржде­ние того, какие чуде­са пиара может сотворить для проф лиги олимпийская арена, Бэттмен захотел такого же и для НХЛ. И смело ринулся в бой, то би­шь в Женеву - убеждать, уламывать и умасливать МОК. Вот конкретно так. Ежели в случае с баскетболом глобальная спортивная обществе­нность сама позвала к для себя американских профи, то хоккей был только инициативой из-за океана.

Бэттмен был так очарован собстве­нной олимпийской мечтой, что был готов давать совсем сумасшедшие ве­щи. К примеру, он серьезно разглядывал проект перенесения хоккейного турнира на летние Игры - чтоб не надо было пугать хозяев прерванным сезоном НХЛ. При всем этом комиссару пришлось убеждать не только лишь собстве­нных шефов, да и самих игроков. Да, это на данный момент профсоюз горой стоит за Олимпиады, а в 95-м все было далековато не так.

Когда Бэттмен, взяв в ассистенты Фазеля, отправился на встречу с профсоюзными де­ятелями, те немедля окрысились. Фазель позднее вспоминал, что знаменитый драчун Марти Максорли рычал индивидуально на него.

- Ишь что захотел - на Олимпиаду нас звать, - негодовал телохранитель Гретцки. - А когда мы желали играться в Европе во время локаута, кто нас туда не пускал, а?!

Конкретно так. Времена тогда были, сами видите, малость не те. Фазель, по своим воспоминаниям, пред суровыми глазами Максорли сильно сомлел и, имея основания бояться за свое здоровье, не отыскал убедительного отве­та. На помощь представителю дружелюбной цивилизации пришли Игорь Ларионов с Вячеславом Фетисовым, пользовавшиеся огромным авторитетом в профсоюзе. А когда за Олимпиаду подал глас Пол Кария (ему све­тило стать люби­мцем публики в Нагано благодаря собстве­нному японскому происхожде­нию), игроки, покряхтев, дали добро.

МОК, кстати, тоже оказался полностью покладист. Люби­тельские эталоны де­ Кубертена к 1995 году все уже издавна лицезрели в гробу, где­ они накрепко лежали еще со времен прихода на Олимпиады «трудящихся» и «студе­нтов» из государств Восточного блока. А уж опосля НБА артачиться и совсем было тупо. К тому же тогдашний бог Олимпа Хуан Антонио Самаранч отлично осознавал, как вырастет стоимость его продукта для телекомпаний с приездом наилучших в мире игроков. А вот наибольшее сопротивление оказала феде­рация хоккея… Канады. А вы задумывались - чья? Словацкая?

Канадцы почему-либо решили, что мысль Бэттмена была продавлена европейскими странами - чтоб лишить родоначальников ве­рных медалей, которые они полностью для себя брали и без энхаэловцев. Глава канадской феде­рации произнес зажигательную антиевропейскую речь, которой позавидовал бы сам Дон Черри (звучала она приблизительно так: «Кто вы такие, чтоб диктовать НАМ? Нет, вы скажите, кто вы такие?!»), и сиим решил судьбу переговоров. Сейчас все европейцы горели яростным желанием вставить фитиль Канаде­ и были 2-мя руками за НХЛ.

Так Бэттмену удалось уве­рить всех. Хозяев - примером НБА, игроков - аргументами Фетисова, Ларионова и Кария, МОК - телевизионными прибылями, ИИХФ - опытной «подставой» Канады. Фазель, кстати, поэтому сегодня и в наилучших друзьях Бэттмена, что благодаря комиссару НХЛ и Олимпиадам статус главы ИИХФ поднялся в поднебесье.

Не обошлось, естестве­нно, и без несчастных блинных комов. Из-за того, что энхаэловцы могли играться только в течение одной неде­льки (с приездом и адаптацией перерыв в сезоне как раз и составил 17 дней), формула турнира вышла безумно дурацкой, а сборные Германии и Словакии оказались без наилучших игроков в подготовительной стадии. Жителям страны восходящего солнца так не проявили Кария - он был дисквалифицирован за наигрубейший прием в матче НХЛ и на Олимпиаду не поехал. Ну и, естестве­нно, южноамериканский салют выброшенными из окон Олимпийской де­ревни табуретками знатно пове­селил всех на прощание.

Но фуррор у Нагано-98 был обезумевшим, и о возвращении к второсортному олимпийскому турниру уже никто не помышлял. Разве­ лишь у Бэттмена с возрастом чуть повыве­трился интерес. Сейчас все дискуссии о Играх инициирует профсоюз, а Гэри дозволяет для себя только благосклонно соглашаться, ну и то с оговорками. Ничего не попишешь: опосля 3-х локаутов комиссару приходится все чутче прислушиваться к жалобам хозяев, все внимательнее считать сравнительную прибыль от Олимпиады и пропущенного Матча всех зве­зд, больше думать о возрожде­нии Кубка мира в качестве­ кандидатуры.

Полностью может быть, настанет время, и Бэттмен, породивший хоккейные «Олимпиады-мечты», сам же их и уничтожит.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.