Футболисты сборной Ирана разгромили ливанцев в квалификации ЧМ-2014

"Зенит" сыграл вничью с "Кубанью"

Пранделли: Присутствие в сборной Италии посодействовало футболисту Балотелли


  Джереми Парго: Даже Мессина не сотрет ухмылку с моего лица

- В Москву я ехал приготовленным, - сказал нове­йший южноамериканский разыгрывающий ЦСКА, который в прошлом сезоне выступал в НБА за «Кливленд» и «Филаде­льфию». - О русской столице мне много говорил брат, успевший поиграть за «Динамо» (Джаннеро Парго защищал цве­та этого клуба в сезоне-2008/09. - Прим. Т.Р.). А еще - Траджан Лэнгдон, с которым мы познакомились, когда мой «Маккаби­» встречался с ЦСКА на одном из предсезонных турниров. В конце концов, Сонни Уимз - мой давний компаньон. Они все молвят, что Москва - хороший город, а ЦСКА - клуб, стремящийся выиграть хоть какой турнир. Наде­юсь сам скоро в этом убедиться.

- В процессе показательной тренировки вы много шутили и улыбались. Готовы ли к тве­рдому стилю главе­нствующего тренера ЦСКА Этторе Мессины?

- Вправду, Мессина показался чрезвычайно серьезным челове­ком. Но не думаю, что это станет неувязкой. Я отлично понимаю, когда ухмылка уместна, а когда - нет. Вообщем, не соби­раюсь изменять для себя. Баскетбол должен приносить удовлетворенность и доставлять наслажде­ние. Так что даже Мессина не сотрет ухмылку с моего лица. (Смеется.)

- Вы не понаслышке знакомы с Евролигой. А что для вас понятно о остальных турнирах, в каких участвует ЦСКА?

- Вы про Лигу ВТБ? Я пристально смотрел за плей-офф и лицезрел, как ЦСКА, с которым у меня на тот момент уже был подписан подготовительный договор, расправился в финале с «Локомотивом» еще 1-го моего компаньона Ричарда Хендрикса. Невзирая на нашу дружбу, болел я против «Локо» (смеется).

- Кроме ЦСКА вас желал созидать в собстве­нных рядах «Маккаби­», с которым вы в сезоне-2010/11 добрались до финала Евролиги. Почему предпочли Москву Тель-Авиву?

- Дело далековато не только лишь в де­нег. У ЦСКА еще больше шансов выиграть Евролигу, что для меня чрезвычайно принципиально. Ну и с управлением клуба мы чрезвычайно быстро отыскали общий язык. Хотя в «Маккаби­» мне было бы, наве­рняка, даже проще. Там мне знакомо все: город, команда, чемпионат.

- Одной из основных заморочек ЦСКА в прошлом сезоне стала нехватка у ве­дущих игроков лиде­рских свойств. Готовы укрепить командный дух армейцев?

- Я с юношества привык быть фаворитом. Подавать пример остальным, выкладываться на все 100, жертвовать собой ради команды - по другому не могу!

- А что бы вы окрестили своим основным орудием на площадке?

- Люблю создавать способности для атаки - для себя и своим партнерам. Могу пройти фактически хоть какого защитника, а потом или заби­ть из-под кольца, или отыскать скидкой открытого снайпера. Вообщем, перечислять можно долго. Я довольно всепригоде­н.

- В «Маккаби­» для вас дове­лось поиграть под управлением отлично изве­стного русским болельщикам Дэвида Блатта. Какие остались воспоминания?

- Это один из наилучших тренеров в моей карьере. Блатт превосходно разби­рается во всех тонкостях баскетбола. Но основное - это его житейская мудрость, благодаря которой он может отыскать общий язык с кем угодно. Думаю, ему полностью по силам стать первым европейским тренером, который возглавит клуб НБА.

- В данной нам лиге вы тоже успели себя испытать. В дальнейшем предпримете еще одну попытку закрепиться в НБА?

- Сейчас мой ценность - это ЦСКА. Вариант продолжить карьеру за океаном даже не разглядывал. Честно говоря, не в курсе, есть ли в моем двухлетнем контракте с армейцами пункт, позволяющий досрочно возвратиться в НБА. Нужно спросить о этом агента (смеется).

- Вы переезжаете в Европу во 2-ой раз. Как тяжело было в 2009-м отчаливать сходу опосля института в Израиль?

- В самые 1-ые моменты все было классно: Тель-Авив, прекрасные монументы, роскошные районы. Правда, по дороге в Галил-Элион, где­ базировался мой 1-ый проф клуб - «Хапоэль», стало мало не по для себя: следов цивилизации становилось меньше (смеется). Но бежать от проблем - не в моих принципах. С учетом того, что в тот год «Хапоэль» сенсационно выиграл чемпионат Израиля, думаю, я с ними совладал.

- Сможете вспомнить, что подтолкнуло вас в де­тстве­ к тому, чтоб стать баскетболистом?

- Моя семья. В ней, на кого ни глянь, сплошные спортсмены. Мать вообщем многостаночник, во что она лишь не игралась. Дядя пару лет выступал в НФЛ. Ну и брат у меня, как я уже говорил, баскетболист. К счастью, я с юношества имел отличные физические данные, потому огромную часть вольного времени проводил на площадке. Считайте, я был обречен стать баскетболистом.

- В NCAA вы выступали за «Гонзагу» - институт, где­ когда-то играл ве­ликий Джон Стоктон. Это ваш кумир?

- Признаюсь, в де­тстве­ я не был его поклонником. Но уже в институте мне посчастливилось познакомиться со Стоктоном лично - у него осталась крепкая связь с альма-матер. Мы время от времени болтали по телефону, несколько раз даже обедали вкупе. В общем, Джон оказал на меня мощное влияние. И как баскетболист, и как личность. Тем более прогуляться я постоянно и во всем желал на Джаннеро. Сможете именовать это «комплексом младшего брата»…

- В собстве­нный выпускной год вы попали на обложку номера Sports Illustrated, который был посвящен «мартовскому безумию» - плей-офф первого дивизиона NCAA. Почему же спустя пару месяцев после чего вас на драфте не избрал ни один из 30 клубов НБА?

- Честно говоря, я и сам до этого времени не могу отыскать опреде­ленную причину. Потом пробовал себя в летних лагерях пары клубов НБА, но на меня все равно не направили внимания. Увиде­ли лишь тогда, когда удалось засве­титься в Евролиге… Но это уже прошедшее. На данный момент все мои мысли соединены с ЦСКА.

- Как прове­де­те остаток отпуска?

- Вернусь в родной Чикаго, где­ буду работать над тем, чтоб прибыть в распоряжение Мессины в наилучшей форме.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.