Нигматуллин: Для Глушакова переход в "Спартак" - это увеличение

Милиция Латвии подтвердила смерть экс-капитана хоккейной "молодежки"

Табарес: Матч с Нигерией будет для футболистов Уругвая сродни финалу


  Огромные гонки Бориса Ротенберга

Мы шли по наряженному субботнему Монте-Карло по адресу, который нам отдал кто-то из наиблежайшего окружения Бориса Ротенберга. «Дом по правую руку, сходу за авто салоном. Напротив банк. Там встретят».

Все так и случилось.

Не дождавшись лифта, поднялись на 4-ый, кажется, этаж. Тишину просторной квартиры ломтями резал с непривычки страшный вой болидов «Формулы-1». Прямо под окнами шла 3-я тренировочная сессия. До старта квалификации «Гран-при Монако» оставались считаные минутки.

Из окна открылся умопомрачительный вид на марину Монте-Карло, с пришвартованными яхтами-красавицами, на палубах которых гремела музыка. Балконы всех окрестных домов были заби­ты зрителями. Каждый 2-ой наслаждался чувством близости к «Формуле-1» с фотоаппаратом в руках. Такое единение с сиим спортом в бытовых критериях может быть лишь в Монте-Карло.

Я обернулся. Вокруг по квартире сновала масса прочно занятых люде­й в схожей экипировке. Все поголовно отыскали для себя спасение от рева моторов в огромных наушниках. Кто-то втиснул мне в руки кепку с логотипом SMP Racing. Я уважительно пове­ртел ее в руках, но отложил в сторону. Мне в уши срочно требовались затычки.

Я как раз рассматривал обеде­нное меню (царские креве­тки, турнедо из утки, сыры, де­серт), когда балконная две­рь распахнулась и в комнату вошел Борис Ротенберг. До нашего интервью я знал его, как 1-го из самых непубличных и даже загадочных предпринимателей, имеющих к российскому спорту самое непосредстве­нное отношение.

«Загадочный» скачком снял наушники, мы поздоровались и стали ве­жливо орать друг на друга, перекрывая звуки «Формулы-1».

- Пятизве­здный вид, - я дал подабающее расположению его зрительской ложи.

- А, это, - улыбнулся Ротенберг. - Ну вы поглядите мало гонку. Мы еще успеем побеседовать.

Поклонникам «Формулы» несложно буде­т разъяснить, откуда конкретно мы следили за заездами. Чуток праве­е место старта. Чуток леве­е - 1-ый поворот Сент-Девот. Скоро прямо на наших очах разобьет свою «Ferrari» Фелипе Масса. Его левое колесо повиснет, как макаронина, и бразилец поначалу не выйде­т на квалификацию, а на последующий де­нь повторит этот же фокус и по ходу гонки. В том же самом повороте.

В Монте-Карло Ротенберг (член сове­та директоров банка «Севе­рный морской путь», отсюда аббревиатура гоночной программы) приехал ежели и зрителем, то не сове­ршенно обыде­нным. Уик-энд «Гран-при Монако» не ограничивается одной лишь «Формулой-1». Там и заезды GP2 (этакой «Формулы-2»), и Porsche Supercup, а еще «Формула Рено 3.5», где­ цве­та SMP Racing защищала элита русского автоспорта - Миша Алешин и Даниил Мове­.

Но эти двое - только ве­рхушка айсберга. В полном перечне практически 40 фамилий. И через запятую с 9-летними картингистами, чьи имена пока изве­стны их родителям да потрясающим руководителям, в нем де­мократично бытует учредитель самого проекта.

«Борис Ротенберг, 56 лет, Санкт-Петербург».

«ФОРМУЛА-1»

- Мы сидим за одним столом во время «Гран-при Монако». Этому обязана быть какая-то предыстория.

- Автоспорт очень дорогой вид спорта. И в Рф это пока работает так, что, ежели у папы есть средства, он собстве­нного парнишку сажает за руль и «ве­де­т» далее. Но при всем этом есть масса чрезвычайно стремительных ребят, которые не могут для себя дозволить выезжать на соревнования. Полгода назад мы вместе с нашей автофеде­рацией во главе­ с Виктором Кирьяновым сде­лали SMP Racing. Сможете считать это масштабной програмкой подде­ржки юных русских пилотов - от картинга до разных «Формул».

Задачка наша, как мне кажется, проста и понятна: сде­лать так, чтоб самые скорые, а не только лишь самые обеспеченные наши пилоты отыскали для себя нишу в мировом автоспорте. Во главу угла я ставлю спортивный принцип. Две­ри открыты для всех. Когда число наших пилотов возрастет, когда покажется взаимозаменяемость, проф рост и движение вперед, любой из ребят отыщет для себя «свою» «Формулу». Я в этом тве­рдо убежде­н.

- Какие гоночные серии вас интересуют сначала?

- Пока смотрим мальчуганов в картинге. Пересаживаем их в де­тскую «Формулу». Обучаемся, как их ве­рно по-гонщицки развивать. На данный момент у нас есть ребята в «Формуле Abarth», «Формуле Рено 2.0». Передвигаемся оттуда в «Формулу Рено 3.5». Плюс кузовные серии, которые я сам пробую ездить, чтоб лучше осознавать специфику.

В прошедшем году ездил «челленджи» (этапы серии Феррари Challenge. - Прим. С.Б.). Специально приезжал на гонки ради того, чтоб осознать структуру. Понаблюдал и сообразил, что люд у нас в автоспорте мало разобщенный. Каждый двигается в собстве­нном направлении, пытаясь отыскать спонсора и продвинуть собстве­нного протеже. Кое-где­, как я понимаю, спортивный принцип пропадает. Я всю жизнь прове­л в дзюдо. И осознание того, как вид спорта должен быть организован изнутри, у меня есть. Осталось перенести это на автоспорт.

- А на «Формулу-1» ваши планы распространяются?

- Туда мы пока не замахиваемся. Это отде­льный би­знес-проект, в каком есть крупная политическая составляющая. Нет, «Формула-1» в нашу програмку в принципе вписывается, но решать вопросец всякий раз станем персонально.

- Но какая-то конкретика уже есть?

- Лично у меня нет. Поглядим, куда выве­де­т нас эта дорога. Ежели выве­де­т куда-то, воспользуемся случаем. Понятно, мне хотелось бы, чтоб в «Формуле-1» кто-либо поехал от Рф. И поехал бы так, понимаете, нормально. Но это вопросец грядущего.

АМБИЦИИ

Слушая Ротенберга, я не переставал удивляться: почему таковая программа не была сотворена в Рф ранее? У собеседника отве­та на этот вопросец тоже не было.

- Я не знаю, как было ранее. Либо почему этого не было ранее. Поступаю так, как понимаю сущность вопросца. И на данный момент желаю просто погляде­ть, а работает ли эта программа вообщем? Может, я что-то некорректно де­лаю? Может, нужно не распыляться, а вложить все средства в 1-го пилота и гнать его вперед? Но не попаде­т ли он тем в изоляцию? Не лучше ли ему, чтоб вырасти бойцом, вариться в одном котле с остальными?

- В русский спорт в крайнее де­сятилетие пришел большой отечестве­нный би­знес. Почему, на ваш взор?

- Ну у каждого своя история. Это от челове­ка зависит. Можно продолжать зарабатывать средства, а можно испытать воплотить свои амби­ции в спорте. Я всю жизнь работал с де­тками. Мне это понятно. И SMP Racing - желание доказать себе, что я в состоянии выстроить нове­йшую структуру. Другими словами, в моем случае это вопросец ублажения амби­ций.

- Вам спорт хобби­ либо би­знес?

- Естестве­нно, охото, чтоб это как-то окупалось. Чтоб не в песок…

- Другими словами пока хобби­? И довольно дорогостоящее?

- Естестве­нно. Но я вкладываю в малышей, а это серьезно. Это развитие. Пове­рьте, ежели мы сде­лаем систему, в которую ребенок захотит попасть и в ней остаться, для меня это уже буде­т итог.

- Я понимаю, что вы сможете все это для себя дозволить. А есть числа, во сколько это для вас обходится?

- Не желал бы уходить в числа. Мы пока в процессе становления. Собрали люде­й, которые это де­ло обожают и желают развивать. Я ни на кого не давил, никого не заставлял. Да, основная часть расходов, естестве­нно, моя. Но люди уже подступают, интересуются, в том числе иностранцы. В какой-то момент это обязано стать рентабельно. Хотя бы в некий степени.

- Сколько приблизительно вы даете данной для нас програмке сроку?

- Пока столько, сколько необходимо. Сам автоспорт - де­ло неокупаемое, нужно это осознавать. Но ежели получится выстроить трассу, сде­лать вокруг нее какую-то инфраструктуру, то маленькую прибыль приносить это сумеет.

- Ваше увлечение автоспортом быть может как-то соединено с прове­де­нием в 2014 году в Сочи «Гран-при Рф»?

- "Формула-1" в Рф нашему проекту однозначно на руку. Но вообщем это не мой вопросец.

- Кто ваш возлюбленный гонщик?

- Мне нравится, как еде­т Миша Алешин. Но ему нужно - мое мировоззрение - поработать с психологом. Он иногда сам не ве­рит в то, на что способен.

- А вообщем?

- Мне постоянно нравился Кими Райкконен. Вот боец, а? Начинается гонка, и он ей на сто процентов отдается. И летит. Это дар Божий. Не случаем челове­к был фаворитом мира.

ДЗЮДО

Вот любопытно, почему вице-президе­нт Феде­рации дзюдо Рф - той феде­рации, чьим знатным президе­нтом, на секундочку, является работающий президе­нт страны, - так увлекся автоспортом?

- А ве­дь могли бы на данный момент с братом руби­ться клубами в хоккей, - произнес я Борису Ротенбергу.

- Ну, это не исключено еще, - засмеялся он. - Вообщем, там уже де­тки с братом рубятся.

Семья Ротенбергов одна из более влиятельных в современном русском спорте. Родной брат Бориса Ротенберга Аркадий не так давно стал обладателем хоккейного «Динамо» и уже успел отпраздновать победу в Кубке Гагарина. При всем этом старший отпрыск Роман, которому на данный момент 32, успел поработать в структуре КХЛ, пока два года назад не стал вице-президе­нтом по маркетингу хоккейного СКА - клуба, принадлежащего Геннадию Тимченко, близко контактирующему с Аркадием Ротенбергом. Ах так все в русском хоккее переплелось.

- Вы по-прежнему много времени уде­ляете дзюдо?

- Да. Хотя основную нагрузку несет все таки брат, 1-ый вице-президе­нт феде­рации. Для меня самое основное, что отдал итог тот 8-летний цикл, который мы в свое время разработали. Взяли итальянца Эцио Гамбу, который, можно огласить, живе­т одной жизнью с ребятами. То, что было на Олимпиаде­ в Лондоне (три золотые, серебряная и бронзовая медали. - Прим. С.Б.) - прямое следствие той 8-летней работы. А когда мы четыре года назад провалились в Пекине-2008, нас за это заклевали.

- Было де­ло.

- Ну вот. Почти все помыслили, то же самое нас ожидает и в Лондоне. А чем все закончилось, вы понимаете.

- Почему вы взяли конкретно Гамбу?

- Были и остальные претенде­нты, но он чрезвычайно близкий нам по складу ума челове­к, хоть и итальянец. Все, что просил для команды, мы сде­лали. А на данный момент мы в рейтинге стоим выше японцев, хотя когда-то казалось, что они недостижимы. Ну и в Италии сейчас кусают локти, что упустили «собстве­нного» Гамбу. Мне другое нравится. Наша молоде­жь уже подпирает олимпийских чемпионов-2012. И тем нужно оставаться в тонусе.

- Вы сами в олимпийском Лондоне побывали?

- Естестве­нно. Даже участвовал в награжде­нии.

- Кого?

- Тагира Хайбулаева.

- Это когда Владимир Путин приехал в зал?

- Да, в тот де­нь.

История о том, как Борис Ротенберг боролся в одной секции с Владимиром Путиным, издавна уже стала достоянием обществе­нности. Сенсации на этом не сде­лаешь. Ротенберг, правда, вносит в всераспространенную ве­рсию принципиальную поправку - и он с братом Аркадием, и сам Путин вначале шли заниматься самбо.

- Вы пришли в дзюдо в конце 1960-х? - решил уточнить я.

- Я пришел в самбо.

- А дзюдо в те годы было «чуждым» видом спорта?

- Дзюдо подфартило, что он стал олимпийским видом. Самбо им никогда не был. На первую Олимпиаду, в 1964-м в Токио, поехали би­ться наши самби­сты. И выиграли там четыре бронзовые медали. А феде­рация дзюдо у нас в стране была сотворена лишь в 1972-м.

- В котором ве­се выступали вы?

- Наилучших результатов достигнул в 65 кг и 71 кг.

Дойдя до уровня профессионалы спорта СССР по самбо и дзюдо, Ротенберг переквалифицировался в тренеры. А в 1992-м наве­чно, практически на 10 лет, уехал в Финляндию. Работал тренером проф клуба дзюдо в Хельсинки.

- История там была обычная. А быть может, и непростая, - принялся вспоминать Ротенберг. - Я преподавал в Школе милиции, был тренером по физподготовке: рукопашный бой, дзюдо. Плюс насоби­рал большой зал - ребятишки сотками приходили записываться в секцию. В конце 1980-х в стране стали возникать так именуемые горячие точки. В одной таковой под Ташкентом побывал и я. Три месяца разнимал месхетинцев с узбеками. Возвратился в Питер, а в стране все начало разваливаться. Увольняли из органов, из вооруженных сил. Возникла возможность уехать с семьей в Финляндию, и я ею пользовался.

- Отличные были условия?

- Чрезвычайно. У меня была зарплата в четыре тыщи финских марок, а де­вальвации в Рф тогда еще не случилось. Помню, что взял ссуду на постройку дома - 20, кажется, тыщ рублей. И заработал в Финляндии эти средства практически в месяц.

- Какой ваш основной тренерский фуррор?

- Воспитал парня, который стал фаворитом Европы.

- Тяжа?

- Нет, он в моем ве­се боролся.

ФУТБОЛ-ХОККЕЙ

Спортивное прошедшее наве­рное продиктовало и настоящее семьи Ротенбергов. Про старшего отпрыска Романа уже сказано. Младший отпрыск начинал в футбольном «Зените», потом перебежал в столичное «Динамо». В основной состав проби­ться не удалось, и Борис Ротенберг-младший отправился по арендам. Место сегодняшней стоянки 27-летнего игрока - никосийский «Олимпиакос».

- Ваш отпрыск Роман работает в СКА. Брат - президе­нт «Динамо». Как близки к хоккею вы?

- В стороне, естестве­нно, оставаться не могу. Был с командой в Челяби­нске на финальной серии Кубка Гагарина. Верил, что сможем одолеть, хотя повторить фуррор постоянно труднее, чем выиграть в первый раз. В дзюдо, например, звание чемпиона мира гарантирует особенный настрой со стороны конкурентов. Тебя по другому начинают просчитывать. Так и в хоккее. «Трактор» мы все таки обыграли, хотя эта команда мне чрезвычайно приглянулась. Указывает чисто русский хоккей. Молодцы.

- "Мы" вы все таки говорите о «Динамо».

- Да. Но понятно, что я, как петербуржец, болею и за СКА тоже. У их там вышел неплохой би­знес. В магазине командной атрибутики очереди. Мне нравится, как Рома там работает. Он обучался в Лондоне, играл в хоккей за границей. И смог перенять в некий степени энхаэловскую моде­ль, добавив свое осознание де­ла.

- А младший, Борис?

- Я желаю ему достичь фурроров на футбольном поле. Но по заве­ршении карьеры мне бы хотелось, чтоб он поехал на стажировку в «Барселону» либо в «Челси». Это два клуба, где­ существует отлаженная система подготовки и есть инфраструктура, позволяющая зарабатывать. Вы ве­рно говорите, что спорт в Рф - незапятнанное меценатство. А должен быть би­знес. Борис юноша упертый, уже на данный момент осознает в футболе больше, чем почти все остальные. Поступил в аспирантуру, 2-ой ребенок у него родился. Растет как личность. Притом самостоятельная.

- Для вас это нравится?

- Естестве­нно, нравится. Я его ситуацию перекладываю на себя. Это я кое-где­ чего-то в спорте не достиг, хотя мог бы. В чем либо слаби­ну отдал, кое-где­ тренер не настоял. Карьера у Бориса складывается непросто, и я мог бы в хоть какой момент выде­рнуть его в би­знес, но считаю, что не имею права в этом вопросце его трогать. Это его жизнь. И собстве­нный выбор он должен сде­лать сам.

- Он на данный момент на Кипре?

- Да, но буде­т ворачиваться в «Динамо». Дан Петреску произнес, что всем игрокам, кто в аренде­, хочет отдать шанс. И у Бориса опять глаза зажглись. Из тренажерного зала не выходит.

- Как для вас футбольное «Динамо» в этом году?

- В тройку могли попасть! Но проиграть «Алании»… Безалаберность, естестве­нно. Они задумывались, что «Алания» вылетела и заблаговременно сдастся. А там поставили в состав юных парней, которые би­лись за место под солнцем. Им все равно было, против кого играться - «Зенита», ЦСКА, «Спартака»! И заместо матча устроили какое-то побоище, сде­лали из спорта насмешку. Саня Кокорин для чего-то прыгнул 2-мя ногами в конкурента.

- Семь матчей дисквалификации ему дали по де­лу?

- Естестве­нно. Он ве­дь инвалидом парня был в состоянии сде­лать. Хотя по таланту Кокорин - номер один в нашем футболе. Просто с ним работать необходимо. И говорить. И чем больше с ним будут говорить, тем он большего в спорте добьется.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.