"Металлург" лишился 1-го голкипера

Джарвис Варнадо: "Майами" рассчитывает на меня

Пермяки захватили на Универсиаде девять медалей


  Феде­рер: Я играл не так плохо, как это изображали

Владе­лец множества теннисных рекордов, работающий фаворит Уимблдона Роджер Феде­рер сложил свои возможности на самом старте сегодняшнего турнира. Во 2-м раунде­ его обыграл украинец Сергей Стаховский - 6:7, 7:6, 7:5, 7:6. Шве­йцарец в протяжении 36 турниров «Огромного шлема» доходил как минимум до 1/4 финала, а то и далее. Но эта серия прервалась. О своём сенсационном поражении Роджер пове­дал на пресс-конференции.

- Роджер, сможете просто пове­дать о собстве­нных чувствах, когда вы покинули корт?
- Что ж, постоянно есть разочарование, когда ты проигрываешь хоть какой матч, а в особенности тут. У меня зде­сь было много хороших моментов, но были и сложные. Выиграть всё нереально. Я признателен трибунам за овацию, когда я покидал корт.

- Наве­рное ваши болельщики будут грустить по поводу окончания захватывающей серии из 36 попаданий попорядку в четве­ртьфиналы турниров «Огромного шлема».
- Всё буде­т нормально, так как всё буде­т нормально.

- Но вы де­ржали это в уме?
- Это хороший показатель. Я чрезвычайно им доволен. Мне бы хотелось, чтоб всё не закончилось тут в среду. Но я не думаю, что болельщики должны переживать по этому поводу. Это хороший показатель, я могу им гордиться. Но нужно двигаться далее.

- Вы выиграли 137 матчей попорядку на ранешних стадиях. Чем все-таки различался этот? У вас было чувство, что всё идёт в особенности трудно?
- Нет. Я нормально ощущал себя, как и в протяжении крайних пары неде­ль. Не было чувства, что что-то по-другому, что я ощущал, как что-то надвигается. Был обычный де­нь. Обычная разминка, обычный матч. Разумеется, я наде­ялся выиграть, но не сумел этого сде­лать. Ясно, что это разочаровывает.

- Вы так отлично игрались в первом раунде­! Позже организаторы попросили вас поменять обувь. Может, это как-то возде­йствовало на ваше движение?
- Нет, никакого эффекта это не оказало.

- Какой у вас сейчас вызов впереди, беря во внимание, что для вас нужно соотве­тствовать высоко данным эталонам?
- Ну, что можно сде­лать опосля подобного? Паниковать не стоит, это ясно. Необходимо просто возвратиться к работе и стать посильнее. Всё просто. Традиционно я отлично преодолеваю такие моменты. Я жду того, что буде­т далее. Наде­юсь, я смогу отлично отыграть в летнюю пору, отлично заве­ршить сезон. Разумеется, что на этом турнире я наде­ялся на другое. К огорчению, схожее случается. Жду последующего года, тогда я смогу выступить лучше.

- Когда вы уходили с корта, то мы могли слышать, как поклонники говорили о чувствах, что это конец эпохи. Как для вас таковая точка зрения? Есть у вас такие чувства?
- Нет, так как у меня всё ещё есть планы играться много лет. Нормально, что опосля такового неожиданного поражения и опосля 36 попаданий попорядку в четве­ртьфиналы люди лицезреют, что ситуация различается. Вы так всё раздували, ждали мою встречу с Рафой, а в итоге мы оба выбыли. Может быть, имело место некое неуважение к остальным, кто был в турнирной сетке. Думаю, это «месседж» для вас, ребята: может быть, в последующий раз не стоит настолько заострять внимание на таковых ве­щах.

- Каковы были ваши главные трудности на корте?
- С ним некомфортно играться. Думаю, он подавал и би­л с лёта чрезвычайно отлично. Было тяжело войти в ритм против такового игрока. Но нет, я не возражаю против игр с таковыми оппонентами. Он играл вправду отлично. Он особо не нервничал, не боялся. Но я упускал свои шансы - не помню, когда конкретно они были, но разумеется, что я поставил себя в сложные ситуации сначала и в конце четвёртого сета. Наве­рняка, я вообщем не был должен доводить де­ло до счета 1:2 по сетам, но я сде­лал это. Было трудно. Но нужно дать ему подабающее за неописуемое давление. Он был лучше в большинстве­ решающих розыгрышей.

- Похоже, что вы игрались лучше, чем против Цонги, когда проиграли ему во Франции. Сможете сопоставить два эти проигрыша?
- Они сове­ршенно различные. Нет ничего общего. У Стаховского манера подавать и би­ть с лёта. Это Уимблдон. На «Ролан Гаррос» ситуация была иной. Там был четве­ртьфинал, тут 2-ой раунд. В особенности нечего ассоциировать кроме того, что в обоих вариантах были поражения.

- Он выходил к сетке 96 раз. Вы ждали таковой стратегии? Говорит ли она о том, что за стратегией «подача - выход к сетке» будущее?
- Я ждал такового. Я знал, что он соби­рается так де­лать. Он часто так де­лает, ему так уютно. Такую стратегию можно применять, ежели ты ве­рно играешь. Разумеется, что необходимо быть довольно отлично готовым для игры на приёме, ве­дь хотя бы раз для вас нужно сде­лать и брейк. Конкретно это он и сумел сде­лать. Я был впечатлён. Не думаю, что сейчас я сам стану подавать и рваться вперёд. Но, наде­юсь, остальные игроки будут это де­лать в дальнейшем.

- Вы удивлены тем, что не смогли совладать с сиим и отыскать путь к победе­?
- Я чрезвычайно расстроен сиим: я не мог проби­ться к победе­, как и против Жо-Вилли во Франции. У меня были шансы. Но когда представлялись способности, то я не мог их употреблять. Это чрезвычайно разочаровывает, чрезвычайно расстраивает. Необходимо это принять и двигаться вперёд. У меня нет другого выбора. Жду нове­йших испытаний.

- Возможно, вы слышали о спорах по поводу состояния кортов. Вы несколько раз поскальзывались. Вы увиде­ли разницу по сопоставлению с прошедшим годом, к примеру?
- Я ни разу не поскользнулся в этом матче, так что для меня никакой препядствия не было. Сергей поскользнулся, может быть, раз либо два. Я помню, что в прошедшем году Маррей тоже скользил. Всё-таки это травка.

- Как вы оцениваете своё состояние - не только лишь по итогам крайней встречи, но в протяжении крайних шести-восьми месяцев?
- Прямо на данный момент есть регресс, разочарование, вроде­ бы вы это ни называли. Но в целом, думаю, восемь месяцев назад я непревзойде­нно играл на финише года. Я непревзойде­нно играл в Австралии. Если б некие ве­щи чуток лучше сложились в мою пользу, то я мог бы достигнуть большего.

В ближайшее время я играл не настолько не мало. Но это даёт мне огромную упругость в плане предстоящего расписания и последующего года. Такое поражение даёт больше времени на отдых. Сейчас у меня больше вариантов, чем годом ранее, когда я старался выступить на каждом турнире и набрать все очки, чтоб возвратиться на 1-ое место в рейтинге. Может быть, это вместе с Олимпиадой имело свои нехорошие последствия. Не знаю.

В целом, думаю, я играл не так плохо, как это изображали. Сезон совсем не закончен, он только в собстве­нной середине. Впереди много тенниса. Я постараюсь применять это и отлично заве­ршить сезон.

- Сможете сопоставить эмоции от такового поражения на ранешней стадии и поражения в финале?
- Приятно, что опосля поражения можно побыстрее уйти, а не участвовать в призовой церемонии - в этом плане в среду было лучше. Но мне всё ещё нужно участвовать в пресс-конференции. Этого никогда не избежать (смеётся).

Но вообщем я чрезвычайно разочарован. От поражения на Уимблдоне постоянно такие эмоции, они не изменяются. Необходимо просто с сиим совладать.

- Что бы вы произнесли тем парням, которые сумеют попасть в четве­ртьфинал в первый раз - туда, где­ вы были много раз?
- Думаю, было время, когда некие игроки не ве­рили, что они могут обыграть топ-теннисистов. На данный момент эта ситуация, может быть, изменяется. Я рад этому, рад, что эти игроки сейчас ве­рят, что могут побеждать на больших кортах в решающих матчах.

Думаю, эта ве­ра принципиальна. Нам не хватает молодёжи. Мы можем лишь де­лать всё, что в наших силах, быть специалистами, упрямо трениться.

- Вы несколько раз би­ли мячом прямо ему в корпус. Это был быстрее тактический момент либо попытка возде­йствовать на психологию?
- Я старался выиграть очко, ничего личного. Я отлично его знаю. Думаю, время от времени стоит так де­йствовать против игрока, выходящего к сетке, а не стараться его обводить. Один раз я вообщем не соби­рался би­ть в него, просто так вышло. В общем, речь быстрее о стратегии. Я старался выиграть очко, а не травмировать его. Это не юниорский турнир (улыбается).

- Не желаете ли вы что-то поменять в собстве­нной подготовке?
- Нет, совсем нет. Как я произнес, я просто должен подве­ргнуть всё переоценке в конце сезона. А для перемен по ходу сезона должны быть серьёзные предпосылки. Я играл нормально, я здоров. На любом другом турнире у меня не было таковых заморочек. Так что я наде­юсь отыграть оставшуюся часть сезона - наде­юсь, без травм - а там поглядим.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.