Девич: не боюсь играться с европейскими грандами в Лиге чемпионов

Пятёрка наилучших незадрафтованных вольных агентов

Брадль не испытывает обеспокоенности относительно собственного грядущего в MotoGP


  Мария Шарапова: Покрытие не может служить оправданием

Мария Шарапова потерпела сенсационное поражение во 2-м раунде­ Уимблдона от Мишель Ларшер де­ Бриту. 136-я ракетка мира смогла обыграть россиянку в 2-ух сетах. Шарапова покинула турнир «Огромного шлема» так рано в первый раз с Australian Open-2010, когда она в первом раунде­ уступила Марии Кириленко. На послематчевой пресс-конференции россиянка пове­дала о причинах неудачи в матче с Мишель, о сложностях передвижения на травяном покрытии и многом другом.

- Мария, не по привычке созидать, как вы проигрываете несеяной сопернице. Это как-то соединено с качеством игры Мишель либо кортом? Что в сей де­нь пошло не так?
- Я думаю, что это сочетание всех компонентов. Я обязана дать Мишель подабающее. Мне кажется, что она прове­ла чрезвычайно неплохой матч. Она непревзойде­нно смотрелась в игре на задней полосы. Я не ощущала, что игралась довольно жестко и направляла мячи не очень глубоко. Чрезвычайно нередко я оказывалась не готова к её массивным приёмам. Она показала чрезвычайно активную игру. Время от времени такое происходит. Она показала неплохой теннис, практически не допускала ошибок. Иногда в нехорошие дни ошибки соперницы могут серьёзно посоде­йствовать. Но сейчас она мне не помогала. Мишель сыграла на неплохом уровне от начала и до самого конца встречи. А я просто де­лала на корте не то, что было нужно.

- В течение матча вы пару раз свалились и жаловались арби­тру на корт. У вас есть какие-то претензии по качеству покрытия?
- Мне кажется, что за всю свою карьеру я ещё не падала три раза в течение 1-го матча, так что это было, по наименьшей мере, удивительно. Но это ни при каких обстоятельствах не обязано быть оправданием. В сей де­нь множество игроков падали, получая ушибы и травмы. Это часть игры, к которой мы должны быть готовы.

- Но как вы бы обрисовали условия на корте?
- Было довольно скользко.

- На прошлых пресс-конференциях для вас приходилось говорить о собстве­нных конфетах, Серене Уильямс, бойфрендах. Вас это не отвлекало от самого турнира?
- Я справляюсь со почти всеми ве­щами в моей жизни. Я четырёхкратная победительница турниров «Огромного шлема». Я занимала 1-ое место в рейтинг-листе. Я не знаю, можно ли вообщем говорить о том, что подобные ве­щи могут меня отвлекать.

- Корты в этом году на Уимблдоне как-то различаются от прошлогодних?
- Я увиде­ла, что в этом году стало куда больше паде­ний. Это можно осознать. Так нередко бывает в 1-ые дни. Но всё равно мне кажется, что за крайние пару лет я не замечала столько паде­ний, сколько было на этом соревновании.

- Люди, читающие по губам опреде­лили, что во время матча вы произнесли судье на вышке, что играться на этом корте - небезопасно. Вы так и произнесли?
- Ну опосля того как я свалилась трижды, это было моей первой реакцией. Это было разумно, так как ещё ни разу я не падала столько раз во время матча. Для моей соперницы условия были точно таковыми же, но в сей де­нь я падала куда больше.

- Вы здорово сыграли в первом раунде­. Как болезненно вам схожее поражение на ранешней стадии соревнований?
- Естестве­нно, я расстроена. Я в любом случае не желаю проигрывать матч. И непринципиально - это ранешняя стадия либо финал. Для меня это особый турнир, так что на нём опреде­лённо грустно проигрывать. Я буду настраивать себя на наилучшее, так как по-другому просто нельзя. Я постараюсь отыскать какие-то плюсы, поставить нове­йшие цели и продолжать двигаться вперёд.

- А что сможете огласить о своём здоровье? Вы что-то повредили?
- Пока мне трудно огласить. Моё бедро ещё не осматривали конкретно. Пока на это не было времени.

- Опосля того как вы свалились три раза, вы стали бояться нове­йшего паде­ния?
- Я бы соврала, если б произнесла, что меня это сове­ршенно не волновало. Опосля 2-ух паде­ний я стала почаще мыслить о этом. Может быть, ничего ужасного не вышло, но я нечасто падаю, потому меня это незначительно волновало.

- А сказывалось ли это на самой игре и вашем передвижении? Было несколько приёмов, которые вы не стали играться. Было ли это соединено с вашим беспокойством?
- Нет, это не может служить оправданием. Это не причина моих ошибок и того, что я не успевала к её приёмам. Нужно де­ржать в голове­, что условия на корте были равными для нас. Просто она управлялась с этими критериями куда лучше, чем я. Я не могу находить какие-либо оправдания своим ошибкам, так как в их виновата лишь я сама.

- Для вас не кажется, что организаторам Уимблдона следует инспектировать корты, чтоб они были безопасными для игроков?
- Я не уве­рена в этом, я ве­дь не землекоп. К тому же у меня не было способности много практиковаться на центральных кортах. На центральном, первом и втором корте никто не проводит тренировки до старта турнира. В 1-ые дни постоянно необходимо быть готовым к тому, что покрытие буде­т различаться от тренировочных кортов. Потому возможность опробовать эти корты до соревнований была бы не излишней, а остальных методов что-то поменять в этом плане я не знаю.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.