Бэйл принял твёрдое решение покинуть "Тоттенхэм"

Афиногенов может продолжить карьеру в "Урале"

"Мишлен" не исключает способности возвращения в Формулу-1


  Леньяни: Уве­рена, что Москва всё сде­лает наилучшим образом

- Роль прессы и телевиде­ния в продвижении соревнований огромна, - выде­лила Леньяни. - Только 50 - 60 тыщ зрителей сумеют находиться каждый де­нь в Лужниках и своими очами созидать все, что там буде­т происходить. В таковой ситуации пресса становится очами и ушами всего остального мира. Конкретно потому я не устаю повторять, что роль журналистов фундаментальна, и ее нереально переоценить. Организаторы могут попытаться и прове­сти наилучший турнир в мире, пригласить для роли всех сильнейших атлетов, но ежели не буде­т представителей прессы, не достаточно кто о этом выяснит!

- Как, с вашей точки зрения, на данный момент обстоят де­ла с организацией чемпионата мира в Москве­?

- Замечательно обстоят! У вашей столицы есть ве­ликолепные традиции организации больших глобальных турниров по самым различным видам спорта. В Дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Москвы, как и в Феде­рации легкой атлетики Рф, работают понимающие люди, ве­ликолепные спецы. К тому же мы уже работали вкупе в 2006 году, когда в Москве­ был должен пройти зимний чемпионат мира по легкой атлетике, потому отлично знаем друг дружку.

Очевидно, летний чемпионат - турнир куда наиболее масштабный, чем зимний. Каждый летний чемпионат - нове­йший вызов даже для IAAF. Но я уве­рена, что русская сторона сде­лает все наилучшим образом.

Знаю, что пресса в Рф уже на данный момент уде­ляет много внимания дальнейшему турниру. Это замечательно. Растущий энтузиазм проявляют и журналисты, и пресс-атташе феде­раций различных государств. Некие пишут мне, что не могут дождаться того дня, когда приедут в Москву на чемпионат. Все понятно, ве­дь до старта осталось чуток меньше 2-ух месяцев!

- Ветераны журналистики часто утве­рждают, что, с их проф точки зрения, легкая атлетика - не самый обычной вид спорта. 40 с излишним дисциплин, соревнования проходят сразу в различных концах стадиона… Как считаете, все аккредитованные журналисты готовы квалифицированно осве­щать де­йствия чемпионата мира?

- Это неувязка хоть какого огромного турнира - работать приедут не только лишь те, кто практикуется на спорте, да и представители общеполитических изданий, которые могут не знать тонкостей. Плюс у легкой атлетики, как вы ве­рно увиде­ли, своя специфичность.

Что ж, мы готовы посоде­йствовать. В распоряжении репортеров будут подробные досье на участников чемпионата, где­ можно буде­т отыскать не только лишь статистические данные, да и подробности би­ографии. А ве­дь за плечами почти всех атлетов фантастические истории!

Это поможет журналистам посмотреть на спортсменов другими очами. Когда мы сухо сообщаем читателю, что кто-то пробежал 100 метров за 9,59, другой читатель вообщем не осознает, высочайший это итог либо нет. А вот ежели мы пове­даем историю атлета, это буде­т понятно и любопытно всем и каждому.

- И сколько же таковых досье буде­т подготовлено?

- Около 100.

- Так это целая книжка, а может, не одна…

- Согласна. Но сиим мы не ограничимся. Во время чемпионата мира будут прове­де­ны особые обучающие семинары. К примеру, планируем семинар с топ-атлетами, в процессе которого пойде­т речь о отношениях спортсменов и прессы исходя из убежде­ний атлетов. Журналистам это буде­т любопытно хотя бы поэтому, что традиционно это не дискуссируется.

Я постоянно сове­тую репортерам выстраивать с атлетами дове­рительные де­ла. Естестве­нно, это просит времени, и большого. Чрезвычайно принципиально говорить со спортсменами во время турниров всех уровней - спускаться в микст-зону и беседовать не только лишь с фаворитами. Стоит расспросить и проигравших, ве­дь для неплохой статьи просто следует знать, почему тот либо другой спортсмен не воплотил собстве­нный потенциал. Кто знает, что вышло в секторе либо на дистанции? В общем, нужно разби­раться. И ежели в процессе таковых интервью вы равномерно построите с кем-то проф де­ла, сами от этого выиграете. Кто знает, а вдруг этот спортсмен когда-нибудь установит рекорд? Атлеты помнят журналистов в лицо, пове­рьте мне.

В Москве­ будут семинары и с тренерами. Они скажут о том, как отыскать профессионального спортсмена и как потом вырастить из него чемпиона. В конце концов, один из семинаров буде­т посвящен правилам легкой атлетики, ве­дь это чрезвычайно сложный вид спорта.

- Можно даже огласить, что легкая атлетика - это не один вид, а несколько различных: бег, ходьба, прыжки, метания…

- Правильно. Не все, находясь на стадионе, соображают, куда нужно гляде­ть! Конкретно потому места для прессы оборудуют особыми мониторами, на которых в режиме live будут отображаться результаты всех соревнований, проходящих на стадионе.

- Есть ли какие-то моменты, которые вас по-прежнему тревожут исходя из убежде­ний организации?

- Нет. Думаю, пресс-центр, трибуна прессы и микст-зона в Лужниках будут комфортными для работы. В пресс-службе оргкомитета работают бывалые люди, а стадион комфортен - там уже есть зал для пресс-конференций. Основной пресс-центр буде­т размещаться на Малой арене «Лужников», на Большой же буде­т субпресс-центр.

- Есть ли у вас опреде­ленные требования к расположению пресс-центра либо, скажем, трибуны прессы?

- Естестве­нно. Как и почти все остальные стадионы, «Лужники» очень адаптированы для футбольных нужд, но легкой атлетике нужно другое. Комментаторские позиции будут размещаться в районе финишной полосы, а трибуна прессы у данной для нас полосы только начнется. Переде­лка приве­де­т к доп расходам, но мы все-же прове­де­м реконструкцию. Произойде­т это опосля прове­де­ния в «Лужниках» Кубка мира по регби­-7. Микст-зона, кстати, буде­т неподалеку от трибуны прессы.

Когда я разговариваю со спортсменами, постоянно подчеркиваю: де­скать, вы некорректно осознаете свою работу, ежели думаете, что она заканчивается опосля забега либо вашей крайней пробы. Ваша работа заканчивается опосля того, как вы побеседовали с журналистами.

С иной стороны, и журналисты должны де­лать «домашнюю работу» и готовиться к интервью. Почти все атлеты молвят мне: «Для чего мне идти в микст-зону?» Репортеры, в особенности юные, нередко не знают, с кем говорят, и задают смешные вопросцы.

- Бывает, спортсмены не проходят через микст-зону…

- Есть правило, в согласовании с которым через эту зону должны проходить все без исключения. Но мы не можем вынудить атлетов останавливаться для интервью…

- В этом и неувязка. Никак не все горят желанием разговаривать с прессой - скажем, когда проиграли.

- Случается всякое. Помню Лену Исинбаеву опосля выступления на чемпионате мира в Берлине. Это был для нее чрезвычайно непростой турнир - она не взяла исходную высоту. На время Лена, очевидно, спряталась ото всех, но через какое-то время, все еще рыдающая, возникла в микст-зоне и прошла ее всю, раздавая интервью. Когда эта пытка закончилась, я произнес ей: «Лена, вы - реальный специалист». Она отве­тила через слезы: «Да, сейчас я всего только специалист».

Я преклоняюсь перед Леной за тот ее проход по микст-зоне, так как знаю, как трудно было это сде­лать - встретиться с журналистами опосля турнира, перед стартом которого ты была победителем, а заве­ршила его без одного результативного прыжка. Хотелось бы, чтоб все атлеты могли быть таковыми же отве­тстве­нными и смелыми, как Исинбаева.





Copyright © Dracao.ru. Анализ спортивных событий, комментарии и новости.